О пробуждении

Обратите внимание на то, как часто употребляется словесный оборот «на самом деле». Практически в любом выступлении,  лекции, обычном разговоре мы обязательно услышим: «На самом деле», и я сам не один раз употреблю этот оборот. Мне кажется, это очень символично, потому на самом деле все совсем не так, как кажется, как выглядит. Мы все ощущаем какую-то фейковость всего происходящего. В сетях, в СМИ мы читаем новости, а потом слышим комментарии умных людей, которые говорят, что подоплека этих событий совсем иная, мы попадаем под влияние этих размышлений, но  и они могут оказаться ошибочными.

Простой пример — постоянные отставки правительства. Одни СМИ преподносят официальные версии, другие хорошо разбираются в коррупционных взаимоотношениях власти и рассказывают другую историю, а третьи вообще  связывают это с влиянием иностранных держав. Конечно, элементарные стандарты журналистики, правила сбалансированного преподнесения материала защищают  нас в какой-то степени ото лжи. Но насколько актуальны эти стандарты в сегодняшней кыргызской журналистике, тем более в  социальных сетях? Как же нам разобраться, что происходит на самом деле?

Я бы рекомендовал не верить ничему и предполагать возможность всего, ведь на самом деле даже то, что мы видим глазами, слышим ушами, чувствуем кожей, может оказаться на самом деле совсем не тем, чем кажется. Например, зрением мы воспринимаем только часть электромагнитных излучений, так называемое видимое излучение, а  все, что находится за видимым спектром, инфракрасное и ультрафиолетовое излучение, мы не воспринимаем. Точно также со слухом: мы воспринимаем слышимый диапазон, но есть большой диапазон звуков, которые мы не в состоянии воспринимать. Так и с остальными органами чувств.

Таким образом, в нашем сознании формируется образ окружающего мира, образ самого себя, основанный на том, что мы в состоянии воспринимать. Можно с уверенностью сказать, что мир совсем не таков, каким мы его воспринимаем, что на самом  деле он совершенно иной. Иллюзорный образ мира, сформированный в нашем сознании, начинает через нас оказывать влияние на окружающий мир. Поэтому древние мудрецы говорили, что на самом деле мы все спим и видим сны, и призывали пробудиться, осознать реальность, как она есть, ведь спящие люди могут в своем неведении причинить много вреда. Так вот, даже если то, что мы видим и слышим, совсем не таково на самом деле, что же говорить о тех интерпретациях действительности, которые происходят в мозгу человека, а потом  исходят из его уст  или набираются на клавиатуре.

Дон Кихот  воспринимается многими  как символ  безумия. Но он также может быть символом  безотлагательного действия, о преимуществах которого хорошо выразился Гамлет, другой великий персонаж: «…Нас в трусов превращает мысль,/И вянет, как цветок, решимость наша/В бесплодье умственного тупика,/Так погибают замыслы с размахом,/В начале обещавшие успех,/От долгих отлагательств…». Мы можем восстать против несправедливости, коррупции, а потом начинаем размышлять и неизбежно приходим к выводу о бессмысленности этой борьбы, потому что все население вовлечено в коррупцию,  она существует не потому, что «берут», а потому, что «дают».

Любые усилия в борьбе с коррупцией и злоупотреблениями власти выглядят бессмысленными, когда коррумпированы сами органы, которые должны бороться с коррупцией (правоохранительные органы и суды), а законы против коррупции и злоупотреблений властью не соблюдаются. Здравый смысл всегда за то, чтобы уверенно решать проблемы через коррупцию, чем восставать против неё и оставаться  у разбитого корыта. Долгие размышления перед необходимостью совершения чего-то нового  возвращают к истоптанным тропам. В этом смысле безрассудство Дон Кихота не безумие, а способность на поступки, невзирая на предрассудки сложившегося порядка вещей. Само слово «прецедент» подразумевает нечто такое, чего раньше не было, такое действие, которое раньше никто не делал, которое опровергает стереотипы.

Санчо Панса, будучи земным, прагматичным человеком, не понимал возвышенных идей Дон Кихота,  но веря ему, заботился  о безопасности и пропитании своего господина. Непредсказуемость и сумасбродность поведения господина в особом духе дисциплинировали Санчо Пансу, развивая его способность группироваться и спокойно противостоять неблагоприятным обстоятельствам. Образ Санчо Пансы — это символ ответственного отношения к своей безопасности.

«Прецедент» может быть безрассуден, но он не действует, как попало, и сознает, что прежде чем защищать других, надо быть способным защитить себя. Ступая на надежную опору, «Прецедент» готов к тому, что она в любой момент обрушится. Поэтому он не ищет надежных гарантий, а вырабатывает способность резво переставлять ноги. Мельница издревле является метафорой сна. Усыпляющим фактором в нашей жизни является обыденная повседневность, напоминающая монотонное кружение мельничных лопастей. Битва Дон Кихота с мельницами для Прецедента является метафорой пробуждения. Безотлагательные действия Дон Кихота разрывают монотонное кружение мельниц и, пусть на мгновенье, как свет молнии, освещают реальность. И пусть  снова сгущается тьма, те, кто увидели окрестности в свете молнии, уже не настолько беспомощны. В целостности рисунок Пикассо является для «Прецедента» символом пробуждения и освобождения.

«Прецедент» знает, что сон властвует над всеми, в том числе и над ним самим, поэтому он, прежде всего, разбирается со своей темнотой и невежеством. Выслеживая собственные стереотипы, «Прецедент» пробуждается сам и пробуждает других. Только пробужденный человек свободен, только пробужденный не причинит вреда другим, спящий человек может причинить вред не потому, что он злой, а потому, что спит.

О свободе 

Свободный человек не позволяет нарушать свои права,  посягать на свое достоинство, даже если это чревато ухудшением его положения или большими хлопотами. Здравомыслие повседневности подвергает такое поведение осмеянию. Но смех этот актуален, только если рассматривать свободу как сытое и защищенное существование, но это смех обывателей. Можно сказать, что есть два взгляда на свободу. Взгляд на свободу как на социальное благополучие и гарантированную безопасность. Жаждущие такой свободы обречены быть винтиками системы.

Другой взгляд: свобода как способность противостоять неблагоприятным факторам и маневрировать между подавляющими факторами. Такой взгляд обрекает человека на постоянную борьбу и приключения, но однозначно, что скучно ему не будет. Я не говорю, что одно лучше другого, просто у всех людей есть выбор между этими моделями поведения. Наглядной метафорой различия между «свободой-комфортом» и «свободой-процессом», является биологическая судьба архара и барана. Жизнь архаров на свободе в окружении волков и людей полна опасностей, которые закаляют  их характер и укрепляют тело. Они способны отбиваться от хищников и взбираться на чистые снежные вершины. Их близкие родственники — бараны, доверили себя заботе могущественного существа, вершины им не нужны, поэтому у них уменьшились рога и ослабли ноги.

Между баранами и людьми произошла некая сделка, общественный договор. Человек заботиться о них, обеспечивает их пропитанием, проживанием, защищает от волков и заботится о потомстве. За это они должны в определенный момент пойти по нож. Определенный срок сытого, защищенного существования в обмен на свободу, – вполне разумная сделка. Можно выбрать сытое и защищенное существование, но выбрав свободу, надо быть готовым защищать её от хищников.

О человеке и жизни

Однажды Аида Сулова, наш известный искусствовед  и борец против мусора, показала мне фотоработу, в которой наполовину был мусор, наполовину небо. Увидев ее, я сразу сказал: вот портрет человека. И на эту картину очень гармонично легли рубаи Омара Хайама:

Жизнь источник веселья и скорби рудник,

Жизнь обилие скорби и чистый родник,

Человек, словно в зеркале мир, многолик,

Он ничтожен и он же безмерно велик.

Если бы жизнь была только лишь источником веселья и чистым родником, а человек был безмерно велик, разве нужны бы были законы. Законы потому и появились в человеческом социуме, что жизнь и человек — наполовину мусор,  зло, низменное, а наполовину — небо, добро и возвышенное, божественное. Вся Вселенная есть взаимодействие света и тьмы, и это не повод для отчаяния, это приглашение к игре.

Дело в том, что очень часто борцы за справедливость, борцы  с коррупцией, исходят из иллюзорного представления, что когданибудь их деятельность увенчается успехом и наступит справедливость, демократия, все зло будет наказано, а добро восторжествует. И когда они со временем осознают, что количество зла и произвола в мире не становится меньше, что чем больше его выметаешь, тем больше его наносит, происходит перегорание.

Они либо оставляют свою деятельность,  либо уходят в политику, где они, как им представляется, могут создавать реальные изменения. Это стихотворение Хайяма говорит о том, что смысл не в достижении какого-то идеального результата и окончательной победе над злом, смысл в постоянном сопротивлении злу. Если гражданский активист проникнется этим пониманием, он будет меньше нервничать, перестанет изводить себя в стенаниях и  сбережет огромное количество энергии.

Из Публикации Академии гражданского просвещения-2016 «Кутман тан!».